Что значит «признать бессилие»?

бессилиеПочему для выхода из депрессии важно принять свое бессилие перед этим состоянием, и даже перед неуправляемостью всей жизни? Что это вообще за нетерапевтический принцип такой: бессилие? Обычно клиенты, в том числе те, кто испытывают депрессию, как раз и приходят к терапевту, когда чувствуют что они больше не контролируют свою жизнь, свои эмоции, свои отношения и их желание — восстановить управляемость и подконтрольность своей жизни самим себе. Причем тут бессилие? Само слово прямо противоречит цели психотерапевтической работы!

На самом деле все не так просто. Прежде всего, наиболее эффективная терапевтическая работа начинается с теми людьми, который достигли своего «дна», то есть когда кризис чувств и отношений достиг нестерпимого накала. Как правило, этот уровень подготовлен в том числе тем, что человек обращался к «обычным», принятым в нашем обществе средствам борьбы с депрессией, к психиатрии и антидепрессантам и это больше не работает. В какой-то короткий период времени антидепрессанты и нейролептики сбили остроту душевной боли, дали возможность отдышаться, но дальше этого дело не пошло, причины проблем остались не затронуты ими и все повторяется. Поэтому человек продолжает искать свой выход из депрессии и приходит к терапевту. Или зная о том, что психотропные препараты не дают ожидаемого эффекта и глядя на опыт знакомых, минуя стадию знакомства с психиатрией, идет работать над собой к психологу.

Уже этот опыт неэффективности психиатрической помощи в долгосрочном периоде (если только человек не хочет просто дожить жизнь тихо и спокойно на пенсии по психиатрическому заболеванию) говорит о нашем бессилии перед самими собой, перед современной наукой и медициной, которая должна была бы нас спасти, а сделать этого не может. Значит есть что-то в этом мире, что мы не контролируем и что не контролирует  и перед чем бессильна даже наисовременннейшая наука, в том числе фармакоиндустрия.

Во-вторых, в нашей жизни есть много случаев, которые действуют на нас так, что результат попадает под определение «посттравматического стрессового расстройства». Например, война Украины и России, выгнавшая сотни тысяч людей со своих мест, лишившая их работы, места жительства, определенности, друзей и близких, показавшая многим сцены смерти и насилия. Она вызвала у многих такие чувства, которые сделали их жизнь некомфортной и некачественной. Придавить эти чувства психотропными препаратами можно, но отменит ли это неопределенность жизни, потери, отсутствие жилья?

Каждый человек, который вовлечен в военные действия в Украине, так ли иначе теперь задумывается о бренности жизни, о смерти, о своей собственной смертности, горюет, ожидает в страхе новых военных действий. Он не может исключить уже эти чувства и события из своей жизни, они просто есть. И признание своего бессилия перед бедствиями, перед чувствами, которые они вызвали — лишь трезвая констатация факта, незамутненный взгляд на реальность такой, какая она есть (или на тот вариант «реальности», который ближе к ее истинной реальности, которую никто, кроме Бога, не ведает).

Признание своего бессилия перед жизнью или хотя бы конкретными жизненными ситуациями, вроде войны, сбрасывает с меня тяжкий груз контроля за ними в надежде вернуть все назад, сделать «как было». Я не Бог, я не управляю все миром и потому могу заниматься самим собой. И я могу задать себе вопрос, признав свое бессилие: чему я могу научиться в ситуации? Признание своего бессилия — это принцип научения. Когда я пришел в школу, а затем в институт, то я, точнее, сначала мои родители, признал, что я чего-то не знаю сразу и мне необходим период узнавания и обучения. Так, я не знал, что такое таблица умножения и как осуществляется кругооборот воды в природе, поэтому мне пришлось фактически признать свое бессилие и попросить о помощи, то есть обратиться к учителю, признав что он\она знает это, а я — нет, и слушать то, что он\она говорит и выполнять данные им\ею задания.

Точно также, придя в институт, я признал свое бессилие перед такой сферой нашей жизни, как генетика, и вынужден был попросить о помощи тех, кто это знает: преподавателей вуза. Мне пришлось долго принимать их опыт и информацию в области биохимии, чтобы я мог сказать: теперь я знаю и умею применять генетику. Я могу жить без своих учителей.

Таким образом, принцип принятия своего бессилия для душевного состояния — это возможность:

  1. успокоиться и не воевать с ситуацией и своими чувствами,
  2. начать поиск важной информации, которая в данных обстоятельствах могла бы улучшить мой опыт, дань новые навыки и знания
  3. попросить о помощи тех, кто проходил такие ситуации, у кого есть опыт преодоления.

Все это делает человека более спокойным и открытым для нового. А значит — готовым меняться. Значит выход из депрессии не за горами!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *