Чувства психотерапевта

эмоцииКогда сидишь в кресле у психотерапевта и сам сидишь в кресле психотерапевта, испытываешь разные эмоции. В первом случае, и это особенно характерно для тех людей, которые находятся в депрессии, все кажется каким-то волшебным. Психотерапевт воспринимается как человек, обладающий каким-то магическим знанием, которое поможет ему быстро и уверенно заглянуть ко мне в душу и навести там порядок, в результате чего «все станет хорошо». Конечно, это бывает не всегда и может начинаться далеко не сразу, не с первой сессии, однако если такое отношение есть, то каждая сессия запоминается очень ярко, потому что с точки зрения клиента она несет какое-то новое осознание, инсайты-прозрения, надежду на новые возможности и изменения. Иногда ожидаешь, что ну вот именно сейчас, на этой встрече психотерапевт начнет делать то таинственное, что скрывается за названием его школы терапии и вот именно сейчас-то и произойдет «выздоровление». Он или она меня вылечит.

С обратной стороны комнаты все выглядит и воспринимается иначе. Во-первых, я как психотерапевт, испытываю той или иной степени замешательство, когда приходит новый клиент. С одной стороны, каждый человек уникален и как найти ключ к его проблеме, как показать ему выход, путь к изменениям, насколько он закрыт в свои защиты, никогда невозможно сказать заранее. С другой, проблема может быть в реальности мне не знакома, поэтому я не могу даже представить в самом начале, что мне делать, куда двигаться, как идти. Я в принципе не строю план работы на каждую сессию заранее, это бессмысленно, все идет все равно совсем не так, как я задумал (хотя определенные схемы, особенно в работе с химически зависимыми есть), а незнакомая проблема тем более вызывает замешательство. Замешательство — поисковое, важное, эффективное, но очень некомфортное чувство.

Во-вторых, если я правильно воспринимаю работу психотерапевта, то я не запрещаю себе никакие чувства, которые конвейер моего подсознания поставляет из глубины души в разум. Во время рассказов клиента я могу испытывать зависть, ревность, гнев, страх, жалость, сексуальное возбуждение, ошарашенность, возмущение и т.д. Именно этот поток эмоций есть именно то, чем я работаю. Именно он позволяет мне понять и почувствовать, что является главным «здесь и сейчас», на что обратить внимание, что пометить как важно для меня и клиента. Именно это дает возможность осуществлять эффективную психотерапию: я как личность вхожу в зацепление, глубокий контакт с личностью клиента, обеспечиваю себе и ему поддержку, внимание, доверие. Поток моих эмоций в ответ на эмоции клиента позволяет нам быть в контакте и исходя из него строить стратегию работы на сегодняшний день. Все остальное, кроме Бога, является второстепенным и поверхностным. Порой достаточно просто выслушивать человека (возможно, первый раз в его жизни), чтобы он получил облегчение и практически решил свою задачу, с которой пришел.

Речь не идет об эмпатии, вчуствовании. Ирвин Ялом говорил о том, что эмпатия терапевта должна быть осторожной. Это верно, психотерапевт должен выставлять свои границы: я это я, клиент как человек есть клиент. Однако поток эмоций остановить нельзя, его просто нужно использовать как инструмент своего познания другого человека, по сути, свободного живого существа, глубин которого не знает никто, кроме Бога. Это контакт может быть более долгим или более коротким, но он всегда временный. За ограниченное время нужно так войти в контакт с другим, чтобы он смог отказаться, сломать свои душевные защиты, наросшие за много лет и мешающие ему жить, услышал то, что подсказывает психотерапевт, да еще начать это делать. Это при том, что он не слушал и не слышал слова и мольбы десятков других людей, которые уже много лет подряд что-то говорили ему или ей.

Естественно, эти эмоции бывают некомфортными для меня, но я так же использую их для своих интервенций, то есть исходя из них я активно врываюсь во внутренний мир клиента (душу, сердце, сознание, личность, как угодно), перед тем найдя туда лазейку. В такой момент я испытываю прилив энергии, некоторый подъем. Если я провел такой «вход» красиво, то я себе нравлюсь даже без связи с результатом. В психотерапии результат может придти очень и очень не скоро, причем его качество и наличие — ответственность самого клиента и зависит от него и от его контакта с его Богом. Я лишь помогаю убрать защиты. Поэтому нет смысла слишком сильно зацикливаться на нем.

Результатом всегда является открытость клиента новому и процесс личностного духовного роста.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *