Жизнь, которую надо прожить

горкиВ одной из прошлых заметок я писал о том, что многие люди, особенно склонные к депрессии (то есть к сильному принижению себя самих, к неуважению собственных сил и возможностей), часто создают более мелкие фобии, чтобы за ними прятаться от пугающей реальности. В частности, человек может развить в себе фобию замкнутого пространства, чтобы не ездить в общественном транспорте и не искать подходящую работу. Этот процесс бессознателен, однако вполне хорошо прослеживаем, как только человек рискнет начать процесс собственных изменений и именно его нужно разорвать, чтобы впервые взглянуть на жизнь трезво, то есть такой, какая она есть. Нужно разорвать связку между ситуацией и сосредоточенностью на самом себе, на своей тревоге, которая не дает мне честно сказать чего же я на самом деле боюсь.

В течение жизни (дня, месяца, года, десятилетия) человек сталкивается с разными ситуациями, которые вызывают тревогу. Тревога заставляет человека мобилизоваться и предпринимать действия, направленные на преодоление трудностей. То есть в фокусе внимания остается сама проблемная ситуация, обстоятельства. Тревога здесь — только промежуточный эмоциональный механизм, который в соответствии с нашими ценностями и взглядами на жизнь, «прошитыми» глубоко в душе, в подсознании, запускает ту или иную ответную реакцию. Скажем, мужчина потерял работу, это вызвало у него сильную тревогу и благодаря ей он начал поиски новой, удовлетворяющей его работы. Разные мужчины будут искать разную работу, в разных местах, кто-то сменит место жительства, кто-то сменит профессию, кто-то уйдет на пенсию. Это — трезвая, здоровая реакция на стрессовую ситуацию. Все они будут искать новую деятельность.

Однако другая часть людей может среагировать по-иному. Тревога, которая возникнет в результате события, приведет к страху за свою жизнь, к жалости и отсутствию стимула к дальнейшим действиям.В основе бездеятельности будет лежать некоторое оправдание того, почему все поиски работы безнадежны. У меня был один близкий человек, который жил в Германии, приехав туда из Украины на ПМЖ в 90-е гг., он на все предложения о каком-то новом поиске своего места в новой стране (а ему было в районе 40 лет) как-то скукоживался, вздыхал и говорил: «Нууу, ты понимаешь…», и за этим «понимаешь» следовало два десятка причин, почему тут ничего у него не выйдет, а уезжать и искать себя где-то еще он не хотел, с учетом высоких социальных выплат. Я могу его понять, переезд в другую страну — это серьезный стресс и Германия была совсем не той страной, где человек из бывшего СССР средних лет мог легко себя найти, но никто и не отнимал у него силы и энергию на поиск в других точках мира. Однако время тянулось, а преодолеть это «нууу, ты понимаешь…» он так и не мог. Не мог рискнуть попробовать что-то новое и в самой Германии. Риск — это то, что не могут позволить себе неуверенные в себе люди, люди, которые не хотят доверить себе.

В таком случае, они ищут бессознательно некое оправдание, и если у моего знакомого оно было еще достаточно рационально, то у многих оно переходит в стадию безудержного, подчас панического страха за свою собственную жизнь в неких ситуациях, в которых, казалось бы, не о чем было бы беспокоиться. Например, если к тому есть жизненный опыт, человек начинает пугаться того, что у него рак и рассматривает свои родинки, которые могут превратиться в опухоль, и бегает по врачам. Его начинают называть психастеником, он сам начинает верить в это клише и оно становится самоподдерживающимся пророчеством: я ничего не делаю для выхода из ситуации, значит я психастеник, а раз я психастеник, я не делаю ничего, исходя из этого «диагноза», и потому еще больше убеждаюсь в том, что я — психастеник. Врачи, как правило, не находят оснований для беспокойства о состоянии тела, но само напряжение тревоги, которая требует «сражайся или беги» в отсутствие объекта приложения сил для сражения, постепенно становится невыносимой, и качество жизни падет настолько, что приходится искать поддержки у психотропных препаратов, что не несет с собой качественного перелома ситуации. Человек становится зависимым от своего эмоционального состояния, он «замерзает» в одной и той же эмоции, которая становится единственным ответом на все события в жизни, да еще всеми силами пытается бороться с тревогой с помощью психотропных препаратов.

К сожалению, жизнь никогда не будет гладкой и ровной и тревога будет всегда у человека. Внутренние конфликты будут всегда вызывать напряжение. Это неизбежно. Вопрос не в том, что я могу отказаться от депрессии только тогда, когда я буду убежден, что после нее никаких проблем в моей жизни не будет. Наоборот, если я откажусь от депрессии как своего постоянного состояния и сопутствующих ей фобий, то только в этом случае я смогу научиться принимать и преодолевать любые стрессовые ситуации и «жизненные горки». Депрессия и фобии — это излишние защитные реакции, которые прячут человека от своих истинных чувств, которые дают истинную информацию о реальности, о реальном мире. Если позволить себе эти чувства, то тогда вместо апатии и лежания на месте, появиться энергия жизни, хотя бы за счет тревоги. Тревога — это очень информационно-насыщенная эмоция, ее нужно слышать, но она должна говорить о ситуации, о событиях, о мире вокруг нас, а не о том, умру я или нет. Если я все время думаю о том, не заболею ли я, не ухудшиться ли мое состояние здоровья, не будет ли у меня рака, не сойду ли я с ума, не стану ли я маньяком, то это верный признак игры в прятки с жизнью. К сожалению, я не сойду с ума, не стану маньяком, но мне придется жить настоящей обычной жизнью, в которой есть коррупция, угроза войны, необходимость ухаживать за больными родственниками, искать новую работу, переезжать с места на место. Но ведь люди для того и идут кататься на американских горках, мчатся вверх и вниз, закручиваются на огромных виражах — они хотят ощутить вкус, драйв, радость тревоги и стать более живыми. Жизнь с тревогой может быть более интересна и радостна, чем без нее. Проблемы и их преодоление могут стать полигоном для развития мужества и личностного роста, обретения большей свободы, открытий в самом себе. Почему бы и не жить настоящей жизнью?

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *