Как выглядят прохожие

прохожиеВ городе, где я живу, многие пьют. Это режет глаз: в супермаркете идет поток людей, которые несут к кассе лоснящиеся пластиковые бутылки с пивом. Бутылки от пива есть везде, куда падает взгляд: на остановках, в подъездах, на траве, возле Днепра, в Днепре. В остальном кажется, что люди на улицах вполне счастливы и спокойны. Это обычное предположение тех, кто склонен к депрессии. Им кажется, что только у них есть проблемы, а других их нет. И если уж выходить из депрессии, то только в тот мир, в котором никаких стрессов нет.

На самом деле, убеждение в том, что ни у кого нет проблем, кроме меня или таких тяжелых проблем, как у меня, очень распространено. Оно свойственно всем людям, особенно когда нет навыка откровенных доверительных контактов с другими, и я варюсь в собственных чувствах и мыслях, реалистичность которых невозможно никак проверить. Когда мне трудно раскрыться, когда трудно найти тех, кто сможет поделиться своими чувствами, тогда очень затруднительно увидеть, что я — не «самый больной в мире Карлсон».

Сегодня в Украине имеют возможность быть спокойными только те, кто уже умер. За фасадом улыбок и непроницаемости прохожих, за фасадом лоснящихся пластиков с пивом скрывается тревога. Тревожатся все: президент, премьер-министр, депутаты, менты, прокуроры, рабочие заводов, предприниматели, солдаты, эсбэушники. Беспокоятся все. Над Украиной колышется туман неопределенности, единственный осязаемый контур в котором — это явная угроза войны и непредсказуемость поведения правителя бывшей дружественной страны.  Это самый главный фактор, который заставляет не спать по ночам, ощущать бег холодных мурашек в течение дня по спине.

Потом экономические неурядицы. Удивительно, как можно сделать две революции и ничего не поменять? Неужели страна обречена? Кто знает…

Потом работа, потом семья, потом больная теща, конфликт с соседом. Это точки неопределенности, которые вызывает тревогу, потому что то, что мы не контролируем кажется опасным. Но в реальности реальность такая и есть. Она не может быть другой. Мир таков, какой он есть: безумный, опасный и тревожный. Это основа нашей свободы, потому что только в неопределенности возможен выбор. Наша задача — сохранить себя в нем, сохранить не за счет постоянных пряток от боли и тревоги в депрессию или запой, а за счет прямого взгляда им в глаза.

Нужно мечтать, нужно налаживать отношения, нужно расти профессионально, нужно заниматься хобби… Если нужно, то и воевать. Все, что может придать смысл, должно быть использовано.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *