Как выжить в суицидальном мире

безумній мирМир безумен. Это очевидный факт. Пока я прятался в депрессии, мне было легче, я ожидал, что кто-то придет и защитит меня, спрячет от этого безумия, пригреет, проявит любовь и заботу. Теперь мне нечем прятаться от больного мира. Христианство, да и иудаизм, никак не смягчают этого факта. Наоборот, они исходят из него.  Христианство говорит о болезни человека после известных событий в известном саду, о повреждении его природы и склонности к преступлению, то бишь греху. В иудаизме человек создан Всевышним с двумя наклонностями: злой (йицер хара) и доброй (йицер хатова) и надо выбирать какую слушать и на поводу у какой идти. В любом случае, очевидно, что в мире существует огромная масса людей, которые либо еще не осознают, что  они идут на поводу у своей злой (=больной) части, но когда-то поймут это и будут меняться, либо вообще никогда не изменяться и так и останутся злыми и безумными. Благодаря им мир безумен и болен. Задача того, кто не хочет больше быть безумным, сохранить свою трезвость любыми способами и в любых обстоятельствах.

Возьмем современную Украину. Она находится в состоянии войны с Россией Владимира Путина. Последний очевидно безумен, ибо живет страхом в отношении всего мира и бросил в топку своего ужаса огромную страну. Не похоже, что  он остановится. Нужны жесткие меры противодействия. Украина же избрала путь уговоров и киселеобразного ничегонеделания. Очень больно и обидно, потому что это не может принести результата — нового мира и достижения наших целей. Нам никто не даст их достичь до резкого перелома в ситуации. Но его никто не думает достигать. Безумие на нашей стороне также присутствует.

Все это создает болезненный фон жизни. Чувства идут неровной чередой, поднимаясь на конвейере из подсознания, а разум выбирает из них восновном тревогу, позволяя воображению рисовать ужасные картины. Когда мы думаем об ужасах, то мы в ужасе и находимся, потому что мы готовимся к плохому. Если мы представляем себе ужасный исход, то и сейчас мы находимся в состоянии поражения.

Люди, склонные к депрессии, обычно справляются с такими ситуациями очень эффективно: они создают новые небольшие фобии, за которыми прячутся от реальности. Например, вместо того, чтобы признаться себе, что я боюсь войны, я развиваю в себе страх перед тем, что я, если выйду из подъезда, то упаду и люди скажут, что со мной что-то не так, и вот я сижу дома, пью сибазон и боюсь выйти в магазин, съездить на работу, пойти в гараж. Я весь концентрируюсь на этом страхе, постепенно расширяя перечень тревог, добавляя еще, к примеру, страх перед тем, что я простужусь и умру на улице и это еще больше усиливает фобию перед выходом на улицу.

Конечно, этот процесс не осознан, он проходит без участия воли, однако подсознательно он очень быстр и эффективен, подсознательно, в глубине души человек его очень хочет. Это ребенок внутри дрожит от ужаса перед жизнью, но будучи частью личности взрослого человека, использует уже взрослые методы и силы для того, чтобы защищаться. Это своеобразный контроль над своей жизнью. Если я не могу избежать войны, то я уж тогда не буду думать о ней, спрятавшись за страхи и угрозы поменьше. Как сказал один клиент: «Рядом со мной существует великий, вызывающий сильнейшее сердцебиение страх, но я могу справиться с ним, создавая свои собственные фобии».

Что делать? Держаться всеми силами за реальность. Никогда от нее не отступать. Быть предельно честным перед собой, прежде всего. Признавать свои чувства. Если я боюсь войны, голода, потери близких, то значит это так и есть, я боюсь именно этого, а не того, что я вдруг в общественном транспорте захочу в туалет и мне негде будет сходить и все надо мной будут смеяться, и поэтому я не буду ездить в маршрутках, и будут говорить, что у меня фобия замкнутого пространства. Если мне тревожно ночью от мыслей о потере работы, то я не сплю именно от этих мыслей, а не потому, что у меня «вегето-сосудистая дистония» или нарушения работы щитовидной железы. Только когда я честен с самим собой, я могу избежать общего безумия. Я могу тогда не задавать себе и Богу вопрос за что мне это все?, а могу говорить: для чего мне это? Чему я могу в этой ситуации научиться, как могу преодолеть себя, как могу проявить тепло, любовь и заботу о других? Как я могу проявить Его, а не свою волю в такой ужасной ситуации?

Принцип реальности должен быть главенствующим в жизни человека и тогда трезвость не уйдет, как бы ни было страшно. Не нужно выдумывать никаких дополнительных страхов, их и так полно вокруг. Важно только уважать себя со всеми своими страхами и страстями. Я — это я, я человек, мне бывает и даже должно быть больно и страшно, как и всем вокруг. Нет никаких терминаторов вокруг, нет стальных нервов. Не нужно стремиться любить себя только спокойным и уверенным. Неспокойный, испуганный я — это тоже я, это я, который может попросить о помощи и поддержке, я, который может выйти за границы своего эгоцентризма и не концентрироваться только на своих страхах, а попросить о помощи и даже помочь другим. Даже у Фрейда средняя часть структуры личности человека — Эго — живет по принципу реальности. Реальность — это то, что возникает на стыке между моим подсознанием и безумными требованиями социума (Супер-Эго). Что ж, Зигмунд знал, что делал, он сам прожил до конца свою жизнь, держась за реальность. Это же нужно и нам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *