Когда я думал, что существует объективная реальность

реальностьКогда-то я был, как положено сыну советских родителей, приверженцем марксизма-ленинизма. Я думал до 36 лет, что существует объективная реальность. То есть Мир-Вне-Меня-И-Без-Меня. Я отстаивал его существование, основываясь на том, что если повернуть выключатель, то зажжется свет. Для меня это означало, что светлый гений человечества в лице ученых познал объективную реальность через физику, создал атомную электростанцию и дал мне возможность зажечь лампочку. Если был этой познанной и созданной реальности не было бы, то и лампочка не включилась бы. Все просто.

Однако как-то не укладывался в эту простую логику феномен Гейзенберга. Ну, не бывает физической реальности без наблюдателя, как ни крути. Что бы ты не делал, а атомная станция и электричество существует только потому, что существуем мы, люди. Как-то это двусмысленно. Я бы даже сказал: двойственно. Неопределенно. Материя — мы же материя, разумная, говорящая, но все таки материя, — которая создает материю. А если она не захочет создавать эту новую материю? Ее и не будет? Тут уж объективным идеализмом попахивает, честное слово!

Несчастный советский философ Эвальд Ильенков, судя по всему, завершил свое земное существование (вполне в духе многих, склонных к депрессии людей) именно на основе представления о том, что мы — материя. В его мистерии «Космология духа» представлен конечный пункт развития материи и ее вершины — разума, в котором разум ликвидирует себя вместе со вселенной, чтобы дать путь для развития… нового разума. Бред, но если исповедовать такие взгляды, то каков будет смысл твоей собственной жизни? Если все это ты сам принимаешь всерьез? Почему бы не начать ликвидацию вселенной с себя, не важно, миллиардом лет раньше или позже? Э.Ильенков так и сделал. Я был очень увлечен его идеями, он оказал на меня весьма заметное влияние, должен ли был я последовать его примеру? Я искал смысл своей жизни в его работах, но нашел ли он его сам?

Пример с Ильенковым характерен: во что верю, так я и живу. Так я и умираю. Откуда это? Это же идеализм! Это абсолютная правда. Человек не может не быть идеалистом. Он не может жить, не исходя из своего разума, из своего воображения. Мир вокруг нас — это не то, что с нами происходит, а то, как мы интерпретируем то, что с нами происходит. Реальность существует, но она всегда осмысленная, интерпретированная, прочувствованная, оцененная реальность.

Когда В.И.Ульянов-Ленин писал свою книжку, в которой было определение материи, которое мы все учили в школе и институтах, он был предельно субъективен. Он писал с ненавистью к своим врагам, к своим оппонентам. Это была его реальность. Достаточно прочитать ответ Богданова на его книгу: это иной мир, мир иных отношений, иных эмоций. Богданов — ученый, толернатный человек, Ленин — нетерпимый убийца оппонентов. Ладно бы мы могли выбирать между этими мирами, но с 1917 года нам не давали такого права.  Нам создали такую объективную реальность.

И мы ее создаем. Если я сижу в Донецке, Киеве, Москве, Нью-Йорке, жую антидепрессанты и думаю, что жизнь пропала, то это значит, что она пропала у меня в голове, в моей душе. Там, а не за окнами моей комнаты, находятся непреодолимые горы, на которые мне никогда не взобраться. Там — моя депрессия.  Если я нахожусь в концентрационном лагере, как о.Лука (Войно-Ясенский), В.Франкл, мать Мария Скобцова, и нахожу в себе силы жить, да еще помогать другим, писать, мыслить и чувствовать, то это тоже объективная реальность. Реальность, создаваемая самими людьми. В их душе то, что другим кажется непреодолимым, вдруг становится чем-то, через что можно прожить. Что-то меняется в них, а не в обстоятельствах. Меняется их жизнь и оказывается, что так можно. Что же изменилось? Их отношение к событиям, их интерпретация, их смысл. Непреодолимая горная гряда в сознании стала пусть и трудной, но важной вехой, тропой, имеющей смыл и требующая своего преодоления.

Для тех, кто ищет свой выход из тюрьмы депрессии, важно понять, что изменение интерпретации своей жизни — это главная часть пути и отказа от симптомов депрессии. На самом деле идти из депрессии не нужно. Нужно наоборот стать самим собой, то есть вернуться к себе настоящему. К тому себе, который может быть слабым, немощным, просящим о помощи, признающим свое бессилие, и в то же время имеющим возможность принять себя именно таким и учиться у обстоятельств, в которых он бессилен. Создать ту объективную реальность, в которой у меня нет никакой депрессии. Это вполне возможно. Опыт многих тысяч и миллионов людей, которые преодолевали свою депрессию, говорит именно об этом.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *