Когда я был атеистом

эффельКогда-то я был атеистом. Это давало мне определенные преимущества. Я сам контролировал смыслы своей жизни, сам ставил цели, сам назначал себе друзей и врагов. Пространство жизни было свободным для  моего собственного действия. Всю свою энергию я сконцентрировал на мной же выбранной задаче, на достижении моей собственной мечты. Я не верил в то, что мире есть что-то, что больше и глубже видимой его части. Мне это было не нужно. И я готов был спорить и воевать с каждым, кто выступал против моих взглядов и убеждений. Я — это был только я и никто другой. Так было до двадцати восьми лет, а потом начался кризис. Как в стране, так и у меня. Ничего странного. Стало понятно, что я не смогу достичь поставленной цели. Она сверхглобальна и на нее нужны несколько жизней. Нужно как-то остыть и приземлиться, но как? И куда? Какой вариант приземленной жизни и мечтаний выбрать? Депрессия была вполне логичным и естественным этапом пересмотра своих взглядов на жизнь и свое место в мире. Подсказкой и защитой, которая отрезала от мира и давала возможность сконцентрироваться на себе, на своем внутреннем мире.

В результате в двадцать восемь лет я перестал быть атеистом. Я ощутил свою беспомощность и бессилие в решении глобальной проблемы смысла собственной жизни и рискнул попросить о помощи. Кого-то, Кого я много лет отвергал. Он ответил. И отвечает до сих пор. Что я понял из Его ответов? Я не один и не одинок. Я бессилен, но не беспомощен, выход и помощь есть всегда, они рядом, стоит только правильно посмотреть.

Когда я был а-теистом, я верил в Бога, только я считал что Бог — это я. Все, что я написал выше о контроле за своей жизнью, говорит именно об этом. Я вел себя так, как будто я на глобальном уровне управляю миром и самим собой. Теперь есть умиротворяющее ощущение, что Бог есть, но это не я. И мне не стыдно, что я проявлял и проявляю свою слабость и несовершенство и обращаюсь к Кому-то за помощью. Нет стыда. Есть радость от того, что я сбросил с себя тяжелейший мешок управления всем миром, его войнами, болезнями, революциями, экономиками. Это управление заключалось в том, что я готовился предотвратить все опасности, которые готовила мне жизнь, судьба и Природа. Я же Бог, я могу это, а делаю я это за счет страха: я предполагаю, что могу попасть под машину, остаться без работы или заболеть раком и потому все время думаю о том, как этого избежать, ловлю информацию об этом на ТВ, радио, обсуждаю с друзьями, делаю упор на особо тяжелые случаи на занятиях со своими студентами.

Какой результат этой божественной готовности к управлению своей жизнью? Тяжелая депрессия в результате нарисованных на экране планетария моего воображения ужасных картин. Депрессия уже не как временный этап переосмысления моих ценностей, а как единственная реакция на все, что происходит или может происходить в жизни. На саму жизнь.

Главное для меня во всем это было то, что был, как казалось, потерян смысл жизни. Я не управляю своей жизнью, цели и смыслы, поставленные ранее, ушли или затуманились, а где взять новые я не знаю. Именно это и подтолкнуло к поиску Кого-то, кто этот смысл может подарить. И Он подарил его. Причем я этого смысла еще не знаю. Я знаю только то, что он есть. Просто потому, что мне, атеисту с многолетним стажем, была дарована жизнь. Просто так. Я не делал никаких особых фокусов и техник, я просто учился говорить с самим собой, с другими людьми и с миром. Я учился принимать себя таким, какой я есть, прощать и любить себя и других людей. Поэтому теперь я знаю, что у моей жизни, которая очевидно превышает по своей протяженности видимое пространство и время длиной в 70-80 лет, есть смысл. Я участвую в каком-то общем деле, иду в общем потоке, я в нем не один. Cosa nostra, общее дело. Очень хорошо. Особенно хорошо это знать и чувствовать, когда ты потерял родной дом, город, работу, имущество, друзей и стал «внутренне перемещенным лицом», IDP. Тут уж никакие потуги контролировать общий поток (Яценюка, Порошенко, Путина, танки, «Грады», чеченцев и пр.) нет никакой.

Опять мой Юнг:

«Для человека основной вопрос в том, имеет ли он отношение к бесконечности или нет? Это его главный критерий. Только когда мы осознаем, что существенно лишь то, что безгранично, и что оно, это безграничное, в свою очередь, существует, мы теряем интерес к ничтожным вещам. Если мы этого не знаем, мы требуем, чтобы те или иные наши качества, которые кажутся нам нашими достоинствами (например, «мой талант» или «моя красота»), весь мир признавал за таковые. Чем более человек настаивает на своих ложных достоинствах, тем менее он чувствует то, что существенно, тем менее он удовлетворен своей жизнью. Он считает что его ограничивают, тогда как ограниченны его собственные помыслы, — так возникают зависть и ревность. Когда же мы понимаем и чувствуем, что уже здесь, в этой жизни, присутствует бесконечность, желания и помыслы наши меняются. В итоге расчет принимается лишь то, что существенно, что мы воплотили, а если этого нет, жизнь прошла впустую. И в наших отношениях с другими людьми важно то же самое: присутствует ли в них некая безграничность.

Но чувство безграничности может быть достигнуто лишь тогда, когда мы имеем границы вне себя. Наибольшим ограничением для человека становится его самость, проявляющаяся в ощущении: «Я есть то, а не это!» Только осознание самого себя, своих собственных границ, позволяет нам ощутить безграничность бессознательного. И тогда мы узнаем в себе одновременно и вечность, и предельность, и нечто единственное, присущее только нам, и нечто иное, присущее не нам, но другим. Зная себя как уникальное сочетание каких-то свойств, то есть осознавая в конечном счете свою ограниченность, мы обретаем способность осознать бесконечность. И только так!»

Мое осознание собственных слабостей и недостатков — то, чего не может позволить себе человек, находящийся в депрессии, — единственное лекарство от душевных заболеваний. Оно ведет меня к смыслу и к Тому, кто является его единственным источником.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *