Кто может быть психотерапевтом?

психотерапевтНедавно мы работали в течение недели с беженцами из Донецка, которых вывезли за сутки до начала наших встреч из города. Работа была важная и для меня первая антикризисная. Она показала, что нет ничего невозможного, могу и это. Через три дня после окончания я встретил психолога, которая работала полгода в зоне АТО в очень солидной международной организации и оказывала похожую помощь в местах компактного проживания переселенцев. Я получил возможность ознакомиться с ее материалами и был обрадован тем, что не было в них ничего, мне неизвестного. Все приемы групповых встреч, техники релаксации — все мне понятно и все я применяю. Вопрос был в том, как быть со своим опытом. Современные психотерапевты не склонны сильно им делиться, однако для меня и Терапии 12 Шагов, как мне кажется, собственный опыт есть единственно важный ресурс, который может позволять помогать другим.

Во время работы с переселенцами я провел с ними некое подобие группы самопомощи и в ходе этого мероприятия не был «терапевтом» или «фасилитатором», я был таким же, как и они, я делился своими чувствами и опытом. Я был с ними на равных. Это сработало. На следующий день ко мне подошли несколько участвовавших во встрече женщин и сказали, что чувствуют облегчение. Более того, под конец проведения группы две из них (одна в районе 35 лет, другая приблизительно около 60) рассказали, что у них возникло достаточно четкое осознание того, что как бы они не скучали за Донецком, как бы они ни хотели вернуться, как бы душа не рвалась обратно, им придется повернуться к новой жизни и искать себя в другом месте или местах. Это было очень важно, так как первая реакция многих из них была такова: пару дней — и назад! Они не могли даже представить, что можно как-то по-другому. Но обстоятельства явно складываются не так, как им хочется, а ресурсов, необходимых для переворота в сознании еще нет и в помине.

В этом случае сработал именно мой опыт, которым я делился и из которого я делал терапевтический ресурс. Учитывая, что у меня нет каких-то «значимых» дипломов (в Донецке это был бы диплом об окончании Московского института гештальта и психодраммы) и я не применял никаких «техник», кроме того, что дает опыт сопереживания и утешения, я смог осуществить помощь просто потому, что этого хотел.

Отсюда возникает вопрос: кто может быть психотерапевтом? Надо ли знать какую-либо психотехнику, чтобы оказать первую антикризисную помощь? Мой ответ таков: психотерапевтом в этом смысле может быть любой, кто готов утешить, подбодрить, выслушать и дать надежду. Надежду можно дать, рассказав о том, что кто-то и я, в том числе, уже переживали это и нашли свой выход из подобной ситуации. Бедствие, горе — это то, что я или кто-то еще смогли преодолеть. Рассказать  о том, как я или еще кто-то прошел через него и как вышел. Вот и все. Никаких особых техник здесь не нужно. Собственный опыт преодоления кризиса, несчастья нужен не просто для «присоединения» к клиенту, он нужен для того, чтобы использовать его как ресурс. Обрамлен он может быть в совершенно любую технику.

Нужно сказать, что мой опыт преодоления сработал еще в одном направлении: он позволил людям определиться более точно, как им поступать. Когда мы приехали на первую встречу, то со стороны беженцев не было никакого запроса, нас им попросту навязали. Первую встречу мы провели так, что постарались выяснить какие же могут быть у них запросы и проблемы, а потом дали ряд инструментов для поддержания душевного равновесия и преодоления хаоса и подбодрили. Через несколько дней на второй встрече к нам пришло не очень много народу, причем группа разделилась: одна часть пошла ко мне, а вторая — к социальному работнику. Так вот, в первую часть вошли те, кто в глубине души искали возможность начать новую жизнь. Вторая часть, собравшаяся у социального работника этажом ниже, декларировала желание скорого возврата в Донецк. Они озвучили его, указав на то, что я — беженец, который адаптировался в Украине и нашел свой путь вне прежней жизни, а они этого не хотят (на данный момент, естественно).

Речь не идет о том, что им не нужно было бы помогать психологически. Но психология, по сути, решает вопрос о том, чтобы помочь человеку выйти из хаоса неопределенности и принят решения и начать действия. В данном случае, люди этажом ниже не требовали моей помощи и не пришли ко мне, они решали вопрос о том, как добраться обратно. Это было их действие и у них было достаточно мотивации и энергии для него (так они думали в тот момент). Более того, они получили важные данные для принятия своего решения именно благодаря первой нашей встрече: на ней наш с партнером опыт выхода из кризиса беженства также декларировался. Они смогли его оценить и использовать так, как это было для них приемлемо.

Мне, в этом плане, очень нравится утверждение Юнга из его воспоминаний, и хотя он говорит о психотерапии психотерапевтов, но смысл его намного глубже, он, как мне кажется, говорит о накоплении необходимого опыта постижения и изменения себя, преодоления собственных ограничений, стрессов и кризисов:

«Но психотерапевт должен понимать не только своего пациента, в такой же степени он должен понимать и себя. Поэтому — conditio sine qua non (необходимое условие. — лат.) — не менее важным является обучение собственно анализу, или так называемому тренировочному психоанализу, тому, что можно назвать «Врачу, исцелися сам». Только в том случае, если врач способен справиться с собственными проблемами, он может научить этому пациента [в том числе, побыть в шкуре беженца — М.Б.]. И только так! В ходе тренировочного анализа аналитик должен постичь свою собственную психику и проделать это со всей серьезностью. Если сам он с этим не справится, пациенту он ничего не даст. Не сумев объяснить себе какую-то часть своего сознания, психотерапевт точно так же теряет часть сознания пациента. Поэтому в тренировочном психоанализе недостаточно руководствоваться некоей системой понятий. Психоаналитик должен уяснить прежде всего для себя, что анализ имеет самое прямое отношение к нему самому, что этот анализ — часть реальной жизни, а никакой не метод, и его нельзя (в буквальном смысле!) заучить наизусть. Врача, терапевта, который не осознал этого в процессе собственного тренировочного анализа, в будущем ждут неудачи».

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *