Почему люди в депрессии часто думают, что они сходят с ума

схожу с умаОт своих клиентов, а также от пациентов психиатрических больниц, я часто слышу – особенно от тех, кто впервые проживает депрессию, — что им кажется, что они сходят с ума. Эта мысль посещает их также часто, как и вопрос о том, почему им так плохо утром, а к вечеру лучше. В подавляющем большинстве случаев, это предположение не имеет под собой никаких оснований (за редчайшим исключением психотических состояний, связанных с шизофренией, или же схожими психотическими проявлениями, свойственными для глубокой депрессии, которые полностью восстанавливаются). Но почему-то оно звучит и звучит от каждого первого клиента. Почему?

Ответ на этот вопрос достаточно непрост. Он включает в себя ответ на вопрос о том, что такое «норма», как ее отличить от безумия и нужно ли вообще пользоваться народным термином «схожу с ума». Как правило, если человек задает этот вопрос,  то он уже не «сходит с ума», он уже отличает свое состояние до депрессии, от  состояния, характерного для нахождения в ее тюрьме. Как говорят врачи, он или она достаточно критичен к своей болезни, воспринимает ее именно как болезнь и хотя бы в некоторой степени готов из нее выкарабкиваться.

Однако же сейчас речь не о норме. Почему вообще кто-то думает, что он сходит с ума, в чем, так как сказать, «механика» самого процесса, который заставляет человека так думать? Возьмем такой пример. Молодая девушка встречалась с парнем и в один прекрасный день они расстались. Она ожидала, что это пройдет для нее безболезненно, однако после прекращения отношений она почувствовала дотоле неизвестные ей чувства или точнее, чувства неизвестной ей до того интенсивности: вину, гнев, стыд, отчаяние, чувство брошенности, ненужности, страх смерти. Ее более взрослые родственники и подруги убеждают в том, что парень не заслуживает таких переживаний, что найдется еще один, или даже больше, что ей необходимо отвлечься, повеселиться, или в конце концов взять себя в руки.

Но это не помогает, она начинает плохо спать, ощущает страх в общественных местах, апатию, желание уединиться или вовсе не выходить из дома. Поборовшись какое-то время с этими чувствами, но не получив результата, она резонно задает себе вопрос: а вдруг я схожу с ума? Он пугает ее еще больше и тогда наконец она обращается к специалисту, чаще к психиатру, но иногда и к психотерапевту.

Вопрос ее вполне уместен, так как то, что ранее поддавалось ее контролю – чувства, эмоции – вдруг вышло из под управления и это выглядит так, будто она «сошла с ума», «съехала с катушек» и уже не может управлять собой. Так и есть: она не может управлять собой потому, что она не понимает что с ней происходит. А то, что неизвестно, известно, что пугает очень сильно. Тем более, что речь идет о своей собственной личности, о своем собственном «я». Никто из нас не готов к такому повороту событий. Никто из нас не обучен понимать и принимать свои чувства в момент сильного стресса.

Стресс, будь то расставание с другом, на которого была надежда, что он станет спутником жизни, неожиданная потеря работы или же потеря имущества и близких во время войны, вызывает одни и те же чувства, порождает одни и те же состояния. В зависимости от характерологических особенностей, глубина или острота этих состояний бывает разной, но они бывают практически у всех.

Первым можно назвать горе и боль потери. Горе мы чувствуем, когда теряем что-то или кого-то очень важного. Наши планы, наши взгляды оказались разрушенными, мы не сможем больше делать то, что мы хотели и планировали, мы больше не увидимся с тем, на кого мы возлагали свои надежды. В планах нашей жизни, на карте наших путей образовалась дыра и Бог весть, когда она закроется или зарастет. Может быть, она вовсе не зарастет. Мы горюем, потому что мир и Бог оказались не такими, как мы планировали, ждали и хотели. При этом нам кажется, что мы больше никогда такого или такую не будем иметь. То, что мы потеряли было уникальным и принадлежало нам по праву. Теперь наши права нарушены и мы остались в одиночестве. Мы потеряли машину, квартиру, друга, собаку, кольцо, возлюбленного  – не имеет значения. Мы потерял наше, свое, без него мы несовершенны, неполны и одиноки. Мы брошены и брошены несправедливо.

Никто никогда не говорил нам, что с нами это произойдет. Мы слышали и видели это от других людей, мы знали, что такое может произойти, но только не с нами. В нашей жизни все было заранее предопределено и запланировано. Все должно было быть хорошо. Но не стало так. Мы начинаем возвращаться к тому, как было хорошо и как плохо и одиноко сейчас. Мы ворочаем эти мысли, сравнения, чувства днем и ночью. Мы жалеем себя. Нам плохо. Мы упираемся взглядом в стену, на которой написано: никогда. Этого или этой у нас уже никогда не будет. Паника, тревога, гнев, злость, жалость, боль, грусть – все в одном флаконе.

Так как мы не обучены тому, что такие чувства могут быть и никогда, никто ни на каком тренажере не пытался нас тренировать быть в таком состоянии, мы порой даже не можем назвать свои чувства. Учитывая стыд перед другими, которые учили нас всегда, что свои проблемы и чувства надо прятать и никому не показывать, что плакать нехорошо, и особенно мужчинам, то мы ни одними словом не можем обмолвиться о том, как нам плохо и больно. Зажатые внутри чувства ранят нас очень сильно, эмоциональная боль повышается, мы пытаемся сдержать ее волевыми усилиями, истощаемся в этой борьбе, все силы бросая во внутреннюю топку тревоги и горя. При этом все вокруг – нам так кажется – живут счастливо, улыбаются и не имеют никаких проблем, которые хотя бы отдаленно были похожи на наши. И мы чувствуем, что никто и никогда не понимал и не сможет нас понять, мы отделяемся от других людей, вполне возможно, любящих и сочувствующих, и отделяемся от них стеклянной стеной, крепкой как кирпич. У психиатров это называется дереализацией.

Таким образом, мы не только не можем описать что с нами происходит, мы всеми силами прячем это от других. А то, что не имеет словесного обозначения, не существует. То, что не существует, но при этом еще как существует и еще как влияет на наше поведение, вызывает страх и ощущение «выхода из нормы». Мы чувствуем, что «сходим с ума». Одно из самых острых чувств, присущих людям в депрессии, это удивление или даже ошарашенность. Что со мной? Неужели такое может со мной происходить?

Ну, конечно может. Когда мы смотрим на перечень эмоциональных и поведенческих реакций на сверхвысокий стресс (дистресс), то мы видим как раз наши чувства и эмоции: дереализацию, депрессию, снижение концентрации, апатию или ажитацию, снижение интереса к жизни, тревогу, панические состояния и фобии, нарушения сна. Как говорят психологи, это нормальная реакция на ненормальные события. Стресс (сверхвысокий) всегда ненормален, он всегда выше нашей нормы. Поэтому, охватывая всю нашу личность, начинается нелегкий процесс адаптации к новому. К новой жизни, в которой с нами нет того человека или вещи, или мечты, которые были раньше, но которых больше не будет. Все повернулось по-другому, не так как мы хотели, мы не были к этому готовы. Поэтому усталость, неопределенность, озадаченность – это нормально в такие моменты. Наши чувства должны скакать, как взбесившиеся жеребцы, мы не сходим с ума, мы встречаем новый период своей жизни.

Только прожив такую ситуацию, можно вырасти, только так можно повзрослеть. Научиться справляться со стрессами без эмоционального хаоса или через него. Молиться, медитировать, релаксировать, гулять, заниматься спортом, жить одним днем, писать, рисовать, вязать, все, что угодно делать, чтобы выходить из хаоса чувств и тюрьмы депрессии.

Нам необходимо узнать, что такой эмоциональный хаос может быть, что он бывает, что иногда он нужен и даже неизбежен. Что его не нужно бояться. С ним можно справиться. Важно узнать, какой он, в чем проявляется, сколько длиться и как исчезает. Его нужно назвать. Это – нормальная реакция на ненормальные события. Это мы, это наши чувства, это наша боль и стон. Иногда нам нужна помощь химических препаратов. Но чаще и больше – душевная работа над собой (самостоятельная и с психотерапевтом), духовная практика, вера в Бога, медитация, спорт любимое дело, путешествия, хобби.

Для того, чтобы навсегда избавиться от риторического вопроса о том, не схожу ли я с ума, необходимо хорошо узнать свои собственные чувства и научиться переживать стрессы.

2 comments

  • Да все правильно сказано ..но сейчас так плохо ..страдаю уже почти год началось все с панических атак ..потом перешло в тревожно дипресивное расстройство..тревога и дипрессия зашкаливала..сейчас полегче но дипрессия досих пор мысли суицидные не могу работать ..не вижу будущего ..ничего не радует ..кажется что это конец моей жизни ..и выхода нет..

    • Дмитрий, выход из депрессии есть всегда. Она не длиться вечно. Видимо, Вы впервые с ней столкнулись. Есть психотерапия, есть группы самопомощи, есть литература по самопомощи, есть этот сайт, есть друзья, есть, в конце-концов, отделение пограничных состояний в каждой психиатрической больнице. Выбирайте, что Вам по душе. Мне лично помогает Кто-то. В одиночестве выход из депрессии очень трудный. Рядом со мной оказался сначала психотерапевт, потом Бог, потом друзья, которые прошли через то же, что я. и которых Он послал. Ищите свой путь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *