Посттравма и психотропные препараты

asc

Те, кто имеют дело с посттравматическим стрессовым расстройством,  часто работают с ним как с медицинским заболеванием. На самом деле тревожное и агрессивное поведение после того, ка человек стал свидетелем чего-то очень страшного для него, превратилось в болезнь только в 1980 г. благодаря Руководству по диагностике и статистике психических расстройств №3 (DSM-III, см. Healy D. Images of Trauma: From Hysteria to Post‑traumatic Stress Disorder). Появившееся «заболевание» послужило удобным направлением для сбыта психотропных препаратов, особенно СИОЗС типа Прозака (Флуоксетина) и др. Однако, как и любое так называемое психическое расстройство, оно имеет духовную природу и может исцеляться через работу над своим чувствами, ценностями, реакциями.

Возьмем солдата, который был на передовой и участвовал в боевых действиях, а после возвращения к мирной жизни чувствует симптомы посттравматического стрессового расстройства. Что с ним произошло, что привело к этим симптомам, в том числе, возможно и депрессии?

Во-первых, он осознал, почувствовал, что он смертен. Он ощутил свою хрупкость и то, что другие люди хотят его убить, то есть что он — действительно смертное существо и конец его жизни совсем не за горами, в туманном будущем, о котором большинство людей просто старается не думать, а почти в следующую секунду. Парень, который жил с родителями, танцевал с девушками на дискотеках, играл на компьютере и от теплой жизни которого смерть была на расстоянии целой вселенной, вдруг увидел смерть, свою смерть…

Во-вторых, он увидел смерть товарищей и, возможно, врагов. Те, кто был еще вчера рядом с ним за одним столом, в одной палатке, с кем обменивались шутками, делили еду и постель, с кем строили планы на после войны, сегодня убит, мертв, возможно, его тело перестало существовать или серьезно разрушено на глазах у товарища. Это опять заставляет чувствовать смертность себя и других людей и горевать о потере друзей, пытаясь осознать тот факт, что их больше в этом мире нет. Если человек не верит в загробную жизнь в той или иной форме, этот факт может стать для него непостижимым и навязчивым центром притяжения эмоций.

В-третьих, армейская (или партизанская, может быть) жизнь приводит человека из рыхлых, слабо-иерархических отношений типа «мама — сын», «начальник  на заводе — рабочий» в более жесткую и ломающую структуру «военный командир — рядовой». Здесь степень свободы и демократичности минимальна и человека ломают сразу, чтобы он превратился в говорящую машину, способную мгновенно реагировать на угрозы себе и товарищам и выполнять без раздумий приказы. Такая среда совершенно отличается от жизненной среды, из которой пришел парень в армию.

В-четвертых, борьба за жизнь во время боевых действий, навыки военной профессии, которыми овладевает военный под постоянной угрозой своей жизни, остаются с ним навсегда, становясь частью его подсознания или тех структур нервной системы, которые отвечают за устойчивость любых важных для человека навыков (см.работы Н.А.Бернштейна, Д.М.Узнадзе и др.). Резкий шум или хлопок  — и человек напрягается, ищет укрытие или оружие. Что с этим делать в мирной жизни?

В-пятых, человек может очень сильно гневаться на тех, кто остался в мирной жизни, ходит в кино, спокойно пьет пиво, покупает новые машины, а не гниет в холоде и голоде окопной жизни, как он. Невысказанный, непрощенный, замкнутый внутри гнев ведет к сильнейшем напряжению и телесным повреждениям.

Все вышеперечисленные слагаемые «посттравматического стрессового расстройства» имеют важнейшее влияние на отношение бывшего солдата к жизни: они выбивают человека из зоны комфортна и требуют, чтобы он научился принимать потери, оплакивать их, горевать, а также пересмотрел все свои ценности, приняв факт своей смертности, научился бы принимать мир таким, какой он есть, во всей его жестокости и немилосердии, и принял людей такими, какие они есть. Научился бы их любить. То есть стал мудрецом, открыл бы новые грани восприятия мира. Перестал бы искать во внешних вещах расслабление. Не так уж и много, правда?

Итак, для исцеления от ПТСР необходимо:

  • научить человека телесной релаксации для того, чтобы снимать самые острые приступы напряжения страха, агрессии;
  • дать возможность понимать свои чувства и их причины;
  • принять горе, пройдя по всем пяти стадиям, выделенным Э.Кублер-Росс;
  • принять факт смерти и смертности, изменить отношение к ней, научиться видеть в больном и жестоком мире возможности для любви, радости и душевного мира;
  • найти профессию или хобби, в котором очень нужны будут те навыки, которые были приобретены в ходе военных действий, при освоении военной профессии.

В случае такой работы над духом, посттравматическое расстройство превратиться в мощный ресурс человека, даст возможность для личностного, профессионального роста, построения более качественных отношений с другими людьми, изменения семейных связей. Длительная же фармакологическая атака на ПТСР при помощи антидепрессантов, нейролептиков и транквилизаторов не может принести таких результатов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *