Страх правителя

страхНа сайте Марка Солонина как-то были опубликованы две статьи, одна из которых называлась «Страх и ужас первого лица» Владимира Надеина. В ней дается интерпретация действий В.В.Путина, очень близкая мне, как психологу. Многие рассматривают действия авторитарного руководителя России через призму геополитики, экономики и пр., но мне в последнее время кажется, что основа, главный энергетический узел человеческой жизни лежит не во вне, не в экономике, в совершенстве или несовершенстве конкуренции, а в сердце людей. Или в душе. Поэтому там и надо искать ответы на главные вопросы о том, что определяет те или иные действия конкретного человека. Внешние условие важны, но не они определяют линию жизни. То, как мы интерпретируем внешние события — вот, что определяет нашу жизнь. А так как я еще и специалист по зависимостям, в том числе, эмоциональным, таким как депрессия, то я хотел бы обратить внимание на зависимость поведения авторитарного лидера от некоторых эмоций и интерпретаций мира, которые он, по всей вероятности, делает, хотя судить об этом можно только postfactum, по результатам его жизни. Кстати, эти заметки лежат видимо в русле психоистории (Psychohistory), которую разрабатывает Ллойд ДеМоc (Lloyd deMause).

Что такое зависимость? Жизнь людей во-многом определяется такой эмоцией, как страх. Когда человек рождается, то с первых минут своей жизни он испытывает тревогу и беспокойство. Страх вызван неустойчивостью всей жизни, тела, подверженностью усталости, болезням и старению, неспособностью контролировать все негативные воздействия мира, в котором он живет. Осознание этого или, точнее, тонкое и порой неуловимое ощущение, приводит к тому, что прежде называли невротической тревогой. У некоторых людей эта тревога становится весьма сильной, вызывая сильную боль. Для того, чтобы ликвидировать эту боль, чтобы контролировать тревогу, контролировать свои эмоции, мы создаем и/или ищем психологические защиты. Как показала в своей замечательной книге «По ту сторону страха» Дороти Роу, набор этих защит намного больше того, что когда-то обнаружил З.Фрейд. Защитой от постоянного страха может быть депрессия, психотропные препараты, работа, секс, творчество. А также идеи. Любые, даже религиозные, как, наверное, впервые написал в книге «Когда Бог становится наркотиком» отец Лео Бут (f.Leo Booth «When God Becomes a Drug»). То есть, для того, чтобы снижать уровень боли от своих эмоций, от постоянного страха, представленного в сознании как тревога по поводу внешних и внутренних угроз, сопровождающих человека на протяжении всей жизни, необходимо некое «вещество», которое снижает тревогу, боль и приносит счастье. По сути дела, любой наркотик — это лишь яркий представитель целого класса сущностей, с помощью которых мы контролируем свои эмоции и через них всю свою жизнь. Возьмем, к примеру, работу. Почему так много людей переживают депрессию в случае ее потери? Разве только потому, что они бояться остаться без денег и умереть от голода? Очень часто в основе этой депрессии лежит чувство потери смысла жизни. Однако, если перевернуть это проблему, то тогда очевидным становится то, что человек придает смысл своей жизни чем-то внешним, в данном случае, работой, причем часто не самой интересной и финансово благополучной. Вот это-то придание смысла своей жизни чем-то извне и есть созависимость, и она несет с собой все прелести этого состояния: мы становимся (со-)зависимы от состояния того, от чего мы зависим. Если на работе дела идут «хорошо», то и мы чувствуем себя хорошо, если нет — то начинается тревога. Наши эмоции прыгают вверх и вниз вместе с тем, что, как мы надеемся, поможет нам контролировать свои эмоции. Безусловно, этот процесс восновном бессознательный у большинства представителей рода человеческого.

Однако очень часто боль, вызванная созависимостью, усиливается многократно. Она становится нестерпимой. Порог болевой раздражимости, конечно, у каждого человека свой, но факт состоит в том, что у многих есть такой момент, когда прежние психологические защиты могут не срабатывать и не сглаживать эмоции, которые становятся невыносимыми. За любым употреблением наркотиков и алкоголя, как правило, лежит ситуация или ряд ситуаций, когда чувства человека становятся непреодолимо-некомфортными. Сам человек больше не может выдержать самого себя. И начинает употреблять некоторый наркотик. Им может быть химическое вещество, отношения, влюбленность, работа, секс, психотропные препараты, религиозные идеи (фанатизм). Возможно, наиболее известны именно алкоголь и наркотики, так как они действуют ярче всего, быстро и основательно разрушая жизнь человека и приводя его к смерти.

Зависимость — это предельная стадия созависимости, когда эмоциональная боль становится непреодолимой и человек, как правило бессознательно, находит вещество, с помощью которого пытается контролировать свои эмоции, и которое быстро приводит его к смерти. Почему к смерти? Потому, что ни одно вещество, ни один человек и ни одна форма отношений извне не может придать смысл жизни человека и не могут помочь ему контролировать свои эмоции. Дело в том, что в основании страха, даже страха потери смысла жизни, всегда лежит страх смерти. А смерть человеком непреодолима. Этот поток базового страха разбивается на маленькие ручейки «страхов-по-конкретным-причинам», однако дух человека чувствует фундаментальность проблемы и отказывается своими силами с ней справиться. Люди не говорят о смерти, стараются забыть о ней, бегут от нее, создают тысячи лекарственных препаратов, которые должны продлить их жизнь, выдумывает разные политические системы, которые привлекают людское сердце к себе и ради которых люди готовы умирать, которые должны придать смысл их смерти, но ничего от этого не меняется. Страх смерти может быть преодолен только одним путем: опорой на Бога, встречей с ним, осознанием того, что мы не одни и что мы, наша жизнь, а значит и смерть, имеет смысл независимо от того, знаем мы о нем или нет, и что нам не надо опираться ни на какие внешние костыли и подпорки, для того, чтобы быть счастливыми. Как писал К.Юнг основателю Программы 12 Шагов Билу Уилсону: алкоголизм (=зависимость) — это на низком уровне жажда человеческого духа встречи с Богом, жажда целостности. Мы можем быть целостными, то есть назависимыми от чего-то внешнего, самими собой, только будучи зависимыми от Бога.

А что же происходит, когда эта жажда замыкается в веществе? Толерантность употребления растет: прежнее количество вещества не приносит прежнего удовольствия (счастья) и его приходится увеличивать. Потому, что не может принести его в принципе. Зависимость носит не физический, а духовный характер, она связана с направленностью духа человеческого, поэтому может быть исцелена только через дух. А дух чувствует слабость и смертность человека и ему не может помочь ничто из-вне, никакое «вещество», будь-то работа, секс, игра, человек или спирт. Ему может помочь только Бог, только тот, кто любит и приносит смысл всегда и безотносительно от обстоятельств. Здесь не может быть компромиссов. Либо — либо.

Поэтому рост употребления вещества в какой-то момент настолько меняет метаболизм оганизма употребляющего человека, он становится настолько неестественным, что организм, то бишь человек погибает. Перед концом он испытывает сильнейшие мучения, которые пытается снизить все большим количеством вещества, не осознавая, что именно оно-то и вызывает боль.

Это понимание можно приложить к наркотической зависимости от власти и от идей, которые приводят к власти. В этом отношении очень показательна судьба царя Ирода Великого, который нам известен по Новому Завету  и убийству детей в Вифлееме. Он очень долго и упорно боролся за власть, вырывая ее у конкурентов и выпрашивая у Рима, а потом входил в безумие, вызванного страхом ее потерять и потому истреблял всех своих многочисленных родственников: сыновей и жен. Император Октавиан Август сказал, что лучше быть свиньей Ирода, чем его сыном. То есть казалось бы, ты добился власти, сделал очень много полезного для Израиля, будь спокоен и живи в мире с собой и со страной. Нет же, подозрительность растет до уровня паранойи, там, где никто и не задумывается о заговорах, их выдумывают. Эта подозрительность — ни что иное, как тяга к веществу, тяга к наркотику, к власти над целой страной, которая на протяжении десятилетий придавала смысл жизни, притягивала все силы, внимание, формировала идеи, оправдывавшие дела и поступки, и которая ускользает в случае уже неизбежной смерти. И вот перед самой смертью Ирод, очевидно не выдержав напряжения ломки от принципиально непреодолимого страха, велел в момент, когда он умрет, казнить элиту Израиля, что, к счастью, не выполнили.

Если так отнестись к поведению авторитарного лидера, особенно лидера России, то мы можем увидеть поразительные совпадения. Очевидно, что этот человек никогда не относился к идеям демократии и свободы с уважением, они для него ничего не значили, хотя именно они могли бы привести к успокоению, к умению искать компромиссы, уважать других людей и не стремиться жить их страха. А значимыми для него были идеи силы, порядка, послушания. И собственного авторитета. И еще обида на мир, на западную его часть, обвинения ее в распаде СССР (я знаю эти чувства, я тоже в свое время был обижен на судьбу за распад Советского Союза, плакал в 1991 г., когда реализовывались Беловежские соглашения, это было крайне обидно и больно). И вот волей судьбы или Бога, этот человек становится лидером России, получая в свои руки огромные ресурсы, власть и очевидно отождествляя себя с целой страной. Он раб, прикованный на галере и несущий свое тяжко бремя. В основе его бесконтрольной власти (это очень важно: авторитарный лидер не может проверить ни с кем реалистичность своих идей, нет стороннего масштаба для их оценки) — страх того, что кто-то хочет нанести вред его стране (=ему лично), посягнуть на его понимание мира, на его ценности и идеи и забрать у него власть. А его ценности и идеи представляют собой идеал, к которому он стремится и от которого невозможно легко отказаться, ведь идеи — это мы сами, отказ от идей равносилен отказу от своей идентичности, от себя. Как и всякий зависимый, он переносит ответственность за свой страх на других: на Запад, на США, на Европу. Это очень характерно для зависимого мышления: отказ взять ответственность за свои проблемы на себя и перенос их на других. Именно поэтому и вещество для контроля за своими эмоциями ищется во вне. Хотя проблемы вызваны только собственными идеями и вытекающими из них действиями.

Посмотрим на его действия. Начиная с «зачистки» НТВ и несправедливой посадки Ходорковского через «зачистку» всей оппозиции, через войну с Грузией и создание в пику всему миру «независимой» Абхазии, постепенно нарастающее противостояние всему миру, всем ценностям демократии и свободы. И наконец война с Украиной. В топку войны брошена шаткая экономика России и сегодня она потеряла ровно то, что можно назвать харизмой Путина: сдулось хорошее отношение к нему — сдулся и рост экономики. И не смотря на это он продолжает войну. Он посылает одну танковую колонну за другой через границу в Донецк и Луганск. С ним уже не разговаривают и не жмут руку, он одиноко бродит в Минске по огромному залу, набитому людьми, А.Меркель, которая чуть не целовалась с ним, кривится при его появлении, А.Лукашенко чуть не в камеру говорит о том, что президент России на переговорах играет  нечестно и коварно. А он продолжает играть. Он не отступает ни на шаг. Он врет всем в лицо, говоря что нет его войск в Украине. Он готов это делать. Его страх этого требует. Он отрезан от реальность своим положением и зачищенной от оппозиции страной. Он должен был бы понимать, что страна, набитая ядерным оружием с таким лидером может вызвать только страх, а он думает, что на него все смотрят с агрессией. Он переносит свой страх на других, делая их ответственными за него. Он все время думает, что против него устраивают заговоры. Он их выдумывает сам. Не важно, что на поверхности его страх выглядит как агрессия. Так всегда бывает. Агрессия — это тоже защитный механизм, психологическая защита от неуверенности и обиды.

Толерантность к идеям, к употреблению власти растет: от ненависти к НТВ к ненависти к многомиллионной Украине, которая не подчиняется, которая уходит. От Украины исходит жуткий страх. Он чувствует угрозу: НАТО, флот, возможно демократия. Ее нужно контролировать. Контроль выливается в бойню. Но она не приносит удовлетворения, потому что нет результата. Украина, даже при президенте Порошенко, не дает продвинуться его войскам и на пару-тройку километров. А это десятки, если не сотни танков, градов, уже тысячи солдат. И сотни и тысячи трупов его солдат. Напряжение растет. Он должен получит мир и покой. Он должен сделать по-своему. Он пытался добиться понимания и принятия Европой и США, но его не поняли и не приняли. Его отвергли. Это очень больно. Он не свой, он чужой. Что ж, он ликвидирует эту боль, он найдет успокоение, он добьется своего. Его идеи, его власть, его страна (=он) будут в безопасности. Он будет контролировать Украину. Он не даст ей уйти. Он получит покой, счастье. Его счастье — это реализация его власти, его идей, его видения мира. Его идеи, его взгляды на мир правильны, их не нужно менять, без них его жизнь лишена смысла, ему нечем оправдать свои действия, свою власть. Так, наверное, думал царь Ирод за несколько дней до своей смерти. Где-то в глубине души так чувствует умирающий от передоза наркоман, возможно, он даже удивляется тому, что он умирает от того, что приносит счастье. Толерантность к страху и войне нарастает. Остановится невозможно. Вернуться назад нельзя, прежний уровень эмоциональной стабильности уже не восстанавливается, особенно учитывая цены на нефть. Наркоман не может получить необходимый уровень удовольствия при меньшем количестве наркотика. Никакие мирные переговоры ему не нужны. Он использует их для подготовки. Ему нужен контроль над всей Украиной. Навсегда. Он должен все контролировать сам, чтобы было не страшно. Скоро все закончится.

В В.В.Путине меня в последнее время поражает именно вот эта вот упертость, однозначность и лицемерие как сверхтяжелые психологические защиты. Он не хочет отказаться от себя, своих идей, своего подхода. Уже очевидно, что ситуация вышла из под его контроля, уже понятно, что от него отвернулись все, что еще чуть-чуть и в его солдат полетят ракеты не украинского, а американского производства. Нужно останавливаться, нужно идти на компромисс, где-то даже извиниться и возместить хотя бы часть нанесенного ущерба. Тогда здоровый человек может получить возможность жить дальше. Но нет, все продолжается, причем даже во время переговоров, колонна за колонной, наступление, обстрелы.

Зависимость ведет к смерти, смерти ранней. То, что должно предотвратить смерть и помочь найти противодие от нее — страх смерти — ведет к зависимости и ускоряет смерть. Таков больной мир, таков авторитарный лидер.

Конечно, есть еще выход. Когда наркоман или алкоголик доходит до своего дна, когда родственники замучены хаосом, который он создал в их жизни, они, как правило с помощью специалистов, говорят ему: дорогой, вот Бог, а вот порог, мы больше не может с тобой жить пока ты в таком состоянии, у тебя есть два варианта — либо ты идешь завтра в реабилитационный центр и в группу самопомощи и начинаешь лечиться, либо ты покидаешь дом и живешь сам, принимая ответственность за свою зависимость только на себя. Именно такое действие родственников чаще всего проламывает защитные механизмы и зависимое мышление наркомана или алкоголика и подталкивает его к выздоровлению. Я не думаю, что с В.В.Путиным это может быть вероятным сценарием, слишком уж много у него ресурсов, но голоса его родственников по планете становятся достаточно злыми и раздраженными. Особо не стесняясь, руководители НАТО говорят о возможной военной операции, только услышит ли их правитель? Не знаю, мне кажется ближайшие полтора месяца будут решающими. В.В.Путин не сможет очень долго выдерживать внутреннее напряжение зависимости, сломанная ручка и идущие во время переговоров в Донецк танки это уже показали. Нам осталось только немного подождать

 

2 comments

  • Ясно. Если всю жизнь бежать от смерти, то сдохнешь, даже не пожив.

    • Да, видимо так. Просто рассуждения о геополитике затмевают достаточно простые соображения о том, что главное-то — наше сердце, что в нем. Авторитарный лидер в этом смысле ничем не отличается от других людей, разве тем, что может отравить своим поведением жизнь очень многим.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *