Стрессоустойчивость

стресс В заметке «Чего я хочу вместо депрессии?» я писал о том, что некоторым условно-конечным состоянием чувств человека, который ищет выход из депрессии, должно стать принятие жизни с ее подъемами и спадами. Спады — это сложности, трудности, вызывающие тревогу, беспокойство, раздражение, обиду, неудовлетворенность, опасения, страдания, боль, замешательство, жалость к себе, нетерпение, ярость, одиночество. Чем больше человек принимает эти «нижние» части кривой линии нашей жизни, тем легче ему жить. Чем больше юмора он может выразить по поводу того или иного «несчастья», тем легче ему жить. Чем меньше он ориентируется на рисуемые его воображением ужасы будущего, тем больше он будет спокоен.

В связи с этим я вспоминаю зацепившее меня соображение, которое я нашел в книге святителя Николая Сербского «Мысли о добре и зле». Вот что он писал:

«Не верь счастью
Будучи богат, думай, сможешь ли ты достойно переносить бедность.
Будучи счастлив, представляй, как с достоинством встретить несчастье.
Когда люди тебя хвалят, думай, сможешь ли достойно переносить поношения.
И всю жизнь думай, как достойно встретить смерть».

По сути, это маленькая бихевиористская формула того, как научиться принимать жизнь с ее спадами и подъемами, как научиться спокойно относиться даже к факту того, что я беженец, даже к факту того, что я смертен. Она требует, чтобы человек действовал, ведь глаголы «думай» и «представляй» — это именно глаголы, слова, обозначающие и призывающие к действиям. Сидеть и просто надеяться, что все будет хорошо, что все само нормализуется, не годится. Ничего не нормализуется, но мы сможем добиться того, чтобы все нормализовалось!

Однако возникает недоуменный вопрос: а где же здесь счастье? Где ему тут место в постоянных мыслях о «плохом», о смерти? Жить-то когда, а? Я думаю, что эта формула говорит не о том, чтобы мы все время были в депрессии, ведь я уже писал, что депрессия, как раз, и является состоянием, в котором мы готовы ко всему плохому. На самом деле эта формула нужна для свободы от депрессии. А свобода возникает, когда мы отпускаем то, что нас держит, что привязывает нас к себе, притягивает все наши чувства и мысли. Все равно нам этого не удержать.

Если мы привязаны к имуществу, придет ДНР и заберет его. Если мы зависим от того, что нас хвалят коллеги и начальство, то появится одна коллега и один начальник, которые будут портить нам жизнь настолько, что у нас образуется язва желудка. Если мы привязаны к жизни, обязательно увидим взрывы в городе и почувствуем близость смерти. Это будет в любом случае, это и есть «спады» линии жизни. Но эти ситуации как раз и являются теми кризисами, которые могут дать нам возможность научиться чему-то новому, тому, как проживать и принимать эти потери и удары. Могут сделать нас мудрее.

Мудрость — это принятие жизни и смерти, плохого и хорошего, определенного и неопределенного, соленного и сладкого, больного и здорового. И формула свт.Николая может быть тут не обязательным правилом, навязанным извне, а скорее образом мыслей и чувств, к которому надо стремиться. Это, скорее, навык, которому можно учиться, понимая, что так — возможно, что так — живут многие, что так — получается. А путь к такому душевному настрою, который на современном языке может быть назван «стрессоустойчивостью», известен, его можно пройти вместе с Программой 12 Шагов и результат будет очень интересный. Вот свидетельство одного из тех, кто связан с Программой, цитата из книги рава Шаи Тауба «Бог, как мы Его понимаем. Еврейская духовность и исцеление от зависимости» (God of Our Understanding. Jewish Spirituality and Recovery From Addiction. – Ktav Publ.Youse, New Jersey, 2011):

«Любой, кто знаком со значительным количеством людей с качественной, долгосрочной трезвостью, конечно отметил очень яркую черту, присущую всем этим людям: почти жуткую хладнокровность к подъемам и спадам жизни. Еще более выразительным является то, насколько эта черта противоположна природе зависимого [человека], который, как мы отметили, ненормально раздражителен, обладает меняющимся настроением и является сверхчувствительным. Кажется, что выздоравливающий зависимый больше не ищет тщетно ответа на вопрос «Почему случается все плохое?» Более того, кажется, что он или она воспринимает этот этот вопрос как пустышку. Настоящий вопрос таков: «А происходит ли в принципе что-то плохое?» Это не игра слов. Это выражение смирения и веры. Могу ли я считать нечто плохим только потому, что мне оно не нравится?… Предполагая именно такое отношение — что ничего не происходит в чьей-то жизни, что по правде может быть оценено как плохое — выздоравливающий зависимый достигает редкого уровня принятия и доверия, которого большинство мужчин и женщин, как кажется, никогда не достигают в жизни. Зависимый, однако, для того, чтобы выжить, вынужден полностью отбросить убеждение о том, что если мне что-то не нравиться, то это не может быть хорошим и если что-то хорошо, то я уверен, что оно мне понравиться»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *