Украина: взгляд психотерапевта

украинаЯ — психотерапевт, работающий с людьми, переживающими тяжелую депрессию, ставшими зависимыми от всепоглощающей грусти, от панического ужаса. Модель зависимого поведения, предложенная Анонимными Алкоголиками, оправдывает себя и в этом случае. Терапия 12 Шагов оказалась очень эффективной в работе со множеством человеческих проблем (а с какими проблемами не может справиться ваша Высшая Сила, ваш Бог?) и по сути может восприниматься как некоторая философия жизни. В одной из заметок я применил понимание зависимого поведения к анализу действий правителя соседней — северной — соседки-державы. Теперь хочу сделать то же самое и к Украине.

Когда зависимый, особенно химически зависимый, прекращает употребление вещества (каким бы они ни было: алкоголь, винт, работа, секс, отношения и т.д.), то его предупреждают: первый год, а то и полтора будет очень трудно, эмоции будут идти хаотически и понять в них что-то, то есть в себе будет сложно. В это время рекомендуется интенсивное посещение групп самопомощи, работа с психотерапевтом и внимательная работа с самим собой за счет использования ряда важных инструментов. Возможно, именно на этом этапе человек проходит реабилитацию в ребцентре, которая закладывает основы его трезвости.

На это этапе не рекомендуется предпринимать каких-то серьезных шагов, меняющих жизнь, таких как разводы-женитьбы, смену работы и т.д., так как очень трудно в эмоциональном хаосе что-то разобрать и принять трезвое решение.

Преодолением этой первоначальной ситуации, выходом из нее, является, кроме отслеживания своих чувств и привязки их к конкретным ситуациям и людям, ценностям и взглядам, осторожная постановка небольших целей, осмысление результатов их достижения. Причем важнейшей особенностью этого процесса является право допускать ошибки и их анализ, причем анализ с друзьями и специалистами. В основе зависимости во-многом лежит перфекционизм, то есть желание быть совершенными и никогда не ошибаться, поэтому наличие ошибок ведет зависимого к употреблению наркотика, он помогает забыться. Право делать ошибки — первый взрослый навык, который преподается человеку, стремящемуся к устойчивой трезвости.

Что такое трезвость для страны, в данном случае, для Украины? Твердая убежденность большинства населения в том, что демократия и капитализм — это ужасные общественные устройства, но лучше них ничего нет. Понимание того, как работает демократия и рынок американского, то есть предельно свободного типа. Осознание своего опыта и принятие того, что любой авторитаризм и отказ от свободы ведут к повторению Голодомора и ГУЛАГа. Желание отстаивать такую демократию любой ценой, как это делала Финляндия в 1939 г., то есть желание лучше умереть, чем жить как Карельская АССР.

Что такое наркотик для Украины? Это авторитаризм. Он дает определенность и защищенность, нищету и покой, но отбирает свободу и подвергает жизнь смертельной опасности немоты и ГУЛАГа. Он забирает энергию. Он заставляет поколения искать только «стабильности», но не развития, динамики, кризисов.

Когда мы остались без наркотика? Меньше года назад. Зима Майдана была скорее колебанием, она создала необходимые предпосылки, только в мае мы решились спрыгнуть с наркоты. Каков бы ни был наш выбор, он говорит о том, что мы рискнули, прыгнули туда, где никогда не были и не жили, а только иногда мечтали. И началась пурга в голове и в чувствах. Президент говорит, что его первый визит будет в освобожденный Донбасс, а через три месяца говорит о том, что он президент мира, а не войны и всегда мира хотел, и воевать не хотел. А армия одевается волонтерами, то есть госснабжения армии нет. И всех это устраивает. Свобода, ради которой люди вышли на Майдан даже не мелькает, налоги повышаются вместе с тарифами. Кто-то может сказать, что страна стала ближе к демократии западного типа? Что, кроме повышенных тарифов мы получили? Получили все таки. Кое-где полетели памятники Ленину, бывшие эмоциональными якорями, державшими нас в совке. Появилось желание сказать о том, что я патриот Украины, пусть даже и не нынешней, а той, которая еще должна быть. Появилось некоторое, пусть порой и истеричное, осознание того, кто же я такой и что для меня ценно в этом мире. И того, на что я больше никогда не соглашусь. Начались резкие драки между своими, теми, кто за Украину, вместо результативного объединения.

Самое главное, а это и есть признак первого периода трезвости, наши действия хаотичны и нет единства, нет какой-то объединяющей нет, не идеи, а картины того, чего мы хотим и как нам действовать дальше. Нет четкости действий, нет активности действий и это очень понятно. Мы еще недавно жили так, что нам не нужны были активные действия, кроме как сэкономить немного валюты и съездить отдохнуть заграницу. Это то, что нам было дано или оставлено авторитаризмом Кучмы и Януковича. Авторитаризмом феодального советского общества. Мера нашей свободы.

Я и сам готовился совсем недавно жить и строить карьеру сначала при Кучме, потом при Януковиче и никак не мог рассчитать времени их исчезновения. У меня нет навыка того, как жить по-другому. Говорить громко я уже могу, а вот действовать, да еще объединившись с кем-то — вот это намного труднее. Ведь для этого мне нужно рискнуть своими планами, зарплатой, спокойствием в семье. То есть нужно выйти из зоны комфорта, рискнуть многим ради достаточно туманной и непонятной цели. В конечном итоге, я тоже советский человек, я тоже не привык к активности, мне тоже страшно, что меня убьют, я тоже никогда не жил при демократии, для меня это — лишь в каком-то смысле абстрактная картинка будущего, которого еще нет. Стоит ли ради нее терять комфорт?

Нужно время. Оно уже пошло. Часть людей пришла в движение, часть — еще нет. Оттого кажется, будто машину крутит на месте, водитель жмет одновременно на газ и на тормоз. Те, кто уже движутся, порой движутся так, что лучше бы сидели на месте. Одни хотят как в ЕС, другие — как в США или Израиле. Часть, как старики у меня в подъезде, хотят в СССР с дешевой колбасой. Мои близкие родственники в Донецке хотят, чтобы Украина сгинула. Они тоже вносят свой душевный и духовный энергетический вклад в хаос первого года трезвости Украины.

Что ж, зависимые люди иногда срываются, возвращаясь в употребление наркотиков (у нас так было при и после Ющенко), им необходимо пройти через эти срывы, чтобы укрепиться в желании стать трезвыми навсегда. Надеюсь, мы к такому желанию уже пришли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *