Метки архива: бессонница

Куда мы идем, когда идем спать? Больше осознанности в кровати

https://www.huffpost.com/entry/where-do-we-go-when-we-go_b_5644966

Рубен Найман, клинический доцент,

06-10/2014

«Что для тебя самая лучшая вещь в мире?» – спрашивала моя мать. Когда я был маленьким мальчиком, она играла со мной в эту забавную игру. Не имело значение то, что мы проделывали это до этого бессчетное количество раз, то, что я уже знал правильный ответ, и то, что я буду снова дразнить ее своими детскими ответами, которые, как я знал, она будет овергать. Тот факт, что она улыбалась и была в игривом настроении был для меня достаточным, чтобы участвовать в игре.

Мой первый ответ был: «Мороженое!»

«Нет» – улыбалась она.

«Мультики» – настаивал я.

«Нет» – отвечала она.

«Игрушки! Игрушки – лучшие вещи в мире!»

«Нет, нет и нет…» – она улыбалась и качала головой.

«Но что же?» – кричал я, хихикая и кривляясь.

«Сон», – отвечала мама. «Сон – это самая лучшая вещь в мире!»

Я продолжал спорить, объясняя ей, что, например, бодрствовать намного лучше, так как человек не может веселиться во время сна. Но она стояла на своем. Прошли годы, и я понял травмирующую историю своей матери, которая в юности попала в нацистский концлагерь. Я понял, что она имела в виду. Сон был лучшей вещью в мире. Она любила побег и передышку, которую он ей обеспечивал.

Конечно, никто не должен так страдать днем, чтобы оценить дары сна ночью. Однако такая история привлекает внимание к важному психически и духовно вопросу: является ли сон великим побегом или же благодатным возвращением? Идем ли мы спать, как это предполагает современная наука, просто потому, что нам нужен отдых, передышка и восстановление от стрессов и вызовов жизни? Или же, как это есть во множестве духовных традиций по всему миру, основа сна – это возвращение в наш духовный дом?

Куда вы идете, когда идете спать?

В течение многих лет я просил людей – пациентов, студентов, друзей – описать к чему притягивается их внимание, когда дневные огни гаснут и они закрывают свои глаза. Веря в то, что это является знаком хорошего сна (что на самом деле не так!) некоторые отвечали с гордостью, что они «выключаются как лампочка» как только их голова коснется подушки. Постольку, поскольку они так быстро выключаются, они на самом деле никуда не идут.

Большинство же при ответе указывают на мир бодрствования. Они чаще всего говорят о своем дневном опыте, или, что очень часто бывает, обращают свое внимание на следующий день. По мере того, как они сходят в теплые, темные воды сна, они инстинктивно фокусируются на береговой линии между сегодняшним днем и пробуждением завтрашнего утра. Вместо того, чтобы говорить о психо-духовном переходе в состояние сна, они предпочитают планировать свой выход в бодрствование. «Что я одену завтра? Достаточно ли молока в холодильнике? Ой, мне нужно вспомнить…» Кажется, что большинство из нас спит без осознанности. Мы как бы проскакиваем сон.

Но что же мы могли бы найти во сне?

Каковы ваши личные убеждения по поводу природы сна? Ясно, что наша готовность осознанно входить в воды сна, то есть, образно выражаясь, способность держать внутренний третий глаз открытым тогда, когда мы закрыли оба глаза, смотрящие в этот мир, зависит от того, что, как мы думаем,, мы можем встретить в этих водах. Что это будет? Ничто? Ужасные кошмары? Нечто-то сверхъестественное? Или все это сразу?

Многие из нас склоняются к тому, чтобы проскакивать сон, потому что нас научили приравнивать его к бессознательному, то есть мы верим в то, что в нем просто ничего нет для нашего опыта. Приравнивание сна и бессознательного повышает риск спутать его с затемнением, которое вызывают какие-либо вещества, включая снотворные. Поскольку эта сфера лежит вне нашего культурного консенсуса и социального осознания, она уходит в подсознание.

 Однако духовная и научная литература убеждает нас в том, что мы в состоянии культивировать большую осознанность сна… В восточной традиции, ничто, небытие ассоциируется с внутренним миром, трезвостью и даже божественностью. Французский философ Рол Валери сказал: «Бог создал все из ничего. Но ничто просвечивает сквозь все». Особенно, как я думаю, сквозь сон.

Мы также проскакиваем более осознанное схождение в сон, потому что этот опыт очень уж близок к нашему видению собственной смерти. Процесс перехода от бодрствования ко сну включает временное отделение от нашего Эго или бодрствующего осознания себя. Тибетский буддизм учит, что психо-духовный опыт засыпания подобен умиранию. Неудивительно, что в западной мифологии Гипноз, греческий бог сна, был братом Танатоса, бога смерти. В утешение скажу, что подавляющее большинство из нас в реальности умирает не во сне, а в бодрствовании.

Тревога о плохих снах и кошмарах – это еще одна причина для многих из нас для того, чтобы просто проскакивать сон. Огромным вызовом для нас является не только ничто и смерть Эго, которые ассоциируются со сном, но и плохие сновидения, кошмары. Они подобны пугающим фильмам; их много, они тревожны и в некоторой степени они интригуют. В какой-то мере успокаивающим может быть укрепление нашего осознания того, то, что даже смотря самые пугающие фильмы, мы сидим безопасно в кинотеатре или у себя дома. Плохие сновидения и кошмары  являются нормальной частью сна и ими легче управлять, если мы развиваем осознание того факта, что мы на самом деле находимся в безопасности – отдыхаем под защитой кинотеатра нашей кровати.

По мере того, как Эго растворяется в море сна, оно открывает нас широкому, сверхъестественному миру сновидений. Наша готовность не убегать и не прятаться от наших ночных кошмаров позволяет нам остаться на связи с этим изысканным миром. Хронический отказ и потеря наших сновидений забирает цвета и загадки из нашей жизни, оставляя нас погрязшими в обыденности. Глубинные психологи традиционно рассматривали депрессию в терминах потери снов.

Существует значительная по объему духовная, а также научная литература, поддерживающая наш потенциал, необходимый для культивирования ясности [lucidity], то есть осознанности или осведомленности о наших снах. Большинство из нас смотрят на сны своими обычными глазами бодрствования, что равносильно тому, чтобы смотреть на ночное небо через солнцезащитные очки. Между прочими преимуществами, практика ясного видения снов учит нас смотреть новыми глазами – нашими глазами снов. Мы можем также научиться использовать наши глаза сновидений даже тогда, когда мы бодрствуем, для того, чтобы видеть сны бодрствования, то есть видеть сверхъестественное содержание бодрствующей жизни.

Сон – это великий побег и одновременно благодатное возвращение.

Моя мать в молодости научилась тому, чтобы любить сон как великий побег. Но с годами, однако, она стала глубоко ценить то, куда сон уводил ее. Не смотря на свою борьбу с посттравматическим синдромом, которая длилась всю жизнь, она продолжала хорошо спать и видеть сны до самой смерти, которая наступила на девятом десятке лет, и конечно же во сне.

Мы все обладаем свободой взять ото сна все, что нам нужно. Мы можем и должны использовать его для ухода, передышки и восстановления. Но также мы можем практиковать открытость сну как ночному возвращению к состоянию благодати путем привнесения большей осознанности в нашу постель.

Львы и ягнята вместе: почему священнослужители должны помогать лечить бессонницу

https://www.huffpost.com/entry/lying-with-lions-and-lamb_b_5695410

бессонница

Рубен Найман, клинический доцент,

Haffington Post, 08-10/2014

Не смотря на частое изображение льва, лежащего на отдыхе, он все же символизирует собой бдительность, мощь и агрессию. В резком контрасте с ним, ягненок ассоциируется с невинностью, дружелюбностью, и подчиняемостью. Принятие льва и ягненка как частей себя, которые лежат мирно вместе – это может быть нашей самой великой личной задачей для обретения здорового сна. Бессонница очень сильно связана с гипервозбуждением­ ­– безостановочной ЛЬВОПОДОБНОЙ бдительностью, а также недостаточной ЯГНЁНКОПОДОБНОЙ подчиняемостью сну.

Образ льва, который лежит вместе с ягненком, воспринимаем ли мы его как библейский образ, или же как мирскую картинку, является одним из самых известных нам образов. Для одних он символизирует недостижимое состояние утопии. Для других содержит обещание чуда, которое когда-то умиротворит прямые противоположности. Этот образ также наталкивает на размышлении о критически важных индивидуальных и культурных вызовах, которые лежат в основе эпидемии расстройств сна, а также о потенциальной роли священнослужителей в ее исцелении.

Слишком много льва и слишком мало ягненка – вот что характеризует фундаментальное отношение нашего социума ко сну. Традиционный подход к лечению бессонницы на самом деле ЛЬВОПОДОБНЫЙ, то есть основан на высокоагрессивном медицинском вмешательстве. Вместо того, чтобы культивировать ЯГНЕНКОПОДОБНУЮ подчиняемость, которая приводит ко сну, нас стимулируют вести затяжные тяжелые раунды борьбы со львом с помощью снотворных препаратов.

Этот личностный и культурный дисбаланс между львом и ягненком основан на медикализации сна. В последние десятилетия сон был насильно оторван от своего природного дома в нашей личной жизни и стал районом, который принадлежит исключительно здравоохранению. Смотря на сон как на научный феномен по сути своей одетый в  медицинские одежды, мы затемняем его глубоко личностное и уникальное духовное измерение.

Возврат сна в его естественный дом требует баланса между нашими научными медицинскими взглядами и более традиционным, священным подходом ко сну. И это в меньшей степени ответственность врачей, а в большей – вызов для священнослужителей. Священники, пасторы, раввины, имамы и другие духовные лидеры находятся в лучшей позиции для того, чтобы напомнить своим последователям, что сон – это не просто ЛЬВОПОДОБНАЯ биомедицинская сила, но прежде всего ЯГНЕНКОПОДОБНЫЙ духовный опыт.

Стереотипный образ прихожан, клюющих носом во время службы напоминает нам о забытой ключевой идее по поводу сна. Люди в реальности не засыпают по время службы просто потому, что им скучно. Они задремывают потому, что они становятся сонными. И возможно, и это даже более важно, потому что они в ощущают себя  в безопасности. Не только физически и эмоционально, но также в безопасности и духовно. Может ли что-то напоминать о безопасности больше, чем опыт пребывания в стаде?

Это ощущение вырастает из глубокого внутреннего трепета веры, потому чувство духовной защищенности – это то, что нам нужно как противоядие от всепроникающего гипервозбуждения, подрывающего наш сон. Было показано, что когнитивно-поведенческая терапия для лечения бессонницы (CBT-I) более безопасна и эффективна, чем снотворные препараты. Она направляет свои усилия именно на решение проблем физической и эмоциональной безопасности. Возможно для некоторых людей этого достаточно, однако для огромного количества других намного более эффективным будет прямое рассмотрение проблем духовной безопасности.

Духовная безопасность вырастает из веры. Принимая во внимание тот факт, что три четверти американцев исповедуют веру в Бога, гипервозбуждение может и должно восприниматься как духовный вызов – как вопрос веры для таких людей. Неудивительно, что ранние исследования в этой области установили связь между религиозными сомнениями и колебаниями, и плохим качеством сна.

Откладывая в сторону все сложные научные рассуждения, засыпание может быть понято как акт веры. Подчинение сну требует расширения нашего доверия к чему-то большему, чем мы сами. Овцы, конечно же, очень хорошо спят со своим стадом и пастухом. Процесс отхода ко сну поэтому может рассматриваться как возможность осуществлении духовной практики.

Почему люди в депрессии часто думают, что они сходят с ума. Продолжение

депрессияПочему люди в депрессии часто думают, что они сходят с ума. Продолжение

Недавно у меня была клиентка, которая страдает тревожностью и заметными нарушениями сна. Из всего непростого разговора, который состоялся между нами, она вынесла самое главное – у нее нет шизофрении. Учитывая ее возраст – за 70 лет – одиночество и горячее обещание начать совместную работу и то, что на больше не пришла, – можно сделать вывод о том, что было подсознательно главным для нее в нашей встрече. Что ж, видимо, я неплохо выполнил свою работу… Читать продолжение

10 стратегий управления дневным временем после того, как вы плохо спали ночью

10 стратегий управления дневным временем после того, как вы плохо спали ночью

бессонница

Рубен Найман, Хаффингтон Пост

Rubin Naiman, PhD, Clinical Assistant Professor of Medicine

28.11.2015

https://www.huffpost.com/entry/10-strategies-for-managing-the-day-after-a-bad-nights-sleep_b_8622662

Большинство людей, как правило, плохо спять в течение одной или двух ночей. Многие же миллионы из нас страдают этим на регулярной основе. Плохой сон ночью может заставить нас чувствовать тревогу по поводу того, сможем ли мы справиться с тем, чтобы прожить следующий день. Хватит ли у нас энергии, сконцентрированности, сил для того. чтобы добиться этого? Возможно ли это – прожить хороший день после плохой ночи? Читать продолжение

Ты У-А? – Одновременно усталый и активный?

insomniaТы У-А*? – Одновременно усталый и активный?

Рубен Найман, Хаффингтон Пост

https://www.huffpost.com/entry/tired-wired_b_5163844

 22.04-22.06.2014

Rubin Naiman, PhD, Clinical Assistant Professor of Medicine

*У-А – в оригинале T-wired от англ. tired + wired – усталый + «подключенный», «заведенный», активный

Из-за того, что столь многие из нас борются каждую ночь с некачественным сном и сновидениями, мы становимся хронически усталыми. В то же самое время, сверхактивность, ставшая символом современной жизни, толкает нас к тому, чтобы мы чувствовали себя постоянно «заведенными»

В последние годы возникла новая, гибридная форма бодрствующего сознания. Из-за того, что столь многие из нас борются каждую ночь с некачественным сном и сновидениями, мы становимся хронически усталыми. В то же самое время, сверхактивность, ставшая символом современной жизни, толкает нас к тому, чтобы мы чувствовали себя постоянно «заведенными». Мы становимся “У-А” – одновременно усталыми и активными, «заведенными», «подключенными».

Читать продолжение

Нужна ли нам 12-Шаговая программа для сна?

insomniaАнонимные Страдающие от Бессонницы: Нужна ли нам 12-Шаговая программа для сна?

Рубен Найман, Хаффингтон Пост

https://www.huffpost.com/entry/insomnia-treatment_b_880155

Rubin Naiman, PhD, Clinical Assistant Professor of Medicine

21/06/2011

 “Спросите страдающих от бессонницы о том, почему они не спят, и они, скорее всего, скажут вам, что это происходит потому, что они недостаточно сонливые. Но как же это может быть? Принимая во внимание их хроническое недосыпание и типичное усердие в том, чтобы сделать все правильно, они должны быть сонливыми. Но они таковыми не являются. На самом деле, они даже менее сонливы, чем нормальные люди в течение дня. Читать продолжение

По поводу моей бессонницы

бессонница

Разговор сына с Отцом

 

Сидит здоровый бородатый детина на травке и плачет, заливается слезами, ножками сучит, ручками по земле колотит. Прибежал Папа, взволнованный:
– Сынок, что случилось?
– А-а-а-а-а-а-а!!!
– Да что ж такое, скажи, кто тебе больно сделал, вот я ему!!!?
– А-а-а-а-а-а-а!!! – еще пуще заливается деточка-переросток, – Ты меня не любииииишь! – кричит сквозь слезы и сопли. Читать продолжение

Сон, может быть, в руку

буря депрессияГоворят, что у каждого сна есть какое-то толкование, то ли по Фрейду, то ли по девице Ленорман. Не знаю, так ли это, но только приснился мне недавно сон. Я в последнее время все больше люблю сны, причем любые: радостные, пугающие, нейтральные. Много лет страдая бессонницей, я наконец-то начал исправлять эту ночную половину моей жизни и полюбил сны. Так вот, приснился мне сон о том, как поехали на прогулку верующий и атеист. Дело, видимо, было на Ближнем Востоке, вышли они из машины и идут себе по пустынной местности, под ногами каменистая почва, желтовато-зеленая, выгоревшая травка, яркое и жаркое солнце над головой. Идут и не громко, но напряженно беседуют. Каждый излагает аргументы в поддержку своей точки зрения на мир, но сдерживаются, чтобы не подраться. Читать продолжение

Бессонница: что говорят великие

Франклперлз

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Для многих людей, переживающих депрессию, бессонница является одним из самых мучительных ее симптомов. Если удается заснуть на какое-то время, то в середине ночи или под утро просыпаешься и дрожишь от страха перед наступающим днем. Это никак не придает уверенности в себе и более того, часто служит признаком воображаемой болезни или сумасшествия для страдальца. Транквилизаторы пригашают тревогу и дают отдых на некоторое время, но, как правило, кардинально проблема сна не решается. Читать продолжение